Худжре Бабура 525 лет или зачем в Ош прилетела Беназир Бхутто

Худжре Бабура 525 лет или зачем в Ош прилетела Беназир Бхутто

30 января, 2021 Выкл. Автор IncredibleOsh

Мы настолько привыкли к стандартным историям про домик Бабура, тиражируемых в туристических буклетах и на сайтах, что даже представить не можем, сколько еще тайн хранит Сулайман гора. Многие из нас в далеком детстве вдоль и поперёк облазили гору, наслушавшись разных легенд и историй. Начнем с истории появления домика основателя империи моголов на Сулайман горе, раскроем некоторые детали, которые известны больше историкам, политикам и исследователям.

Для начала вспомним, кем был Захир ад-дин Мухаммед Бабур. По отцовской линии он был потомком Темирлана, а по матери Чингизхана, родился 14 февраля (скоро у него день рождение!) 1483 года в Андижане. После смерти отца, а Бабуру тогда было 11 лет, началась бесконечная борьба за престол, которую он проиграл. Амбициозный юноша не оставил свои честолюбивые замыслы, обратив свой взор на Индию, где в будущем создаст собственную империю. А пока он живет между Андижаном и Ошем, наслаждаясь жизнью султанского отпрыска. Так вот именно в 13-14 лет Бабур построит свою худжру на горе, которая надолго станет символом Сулайман горы.

Почему-то экскурсоводы называют дом Бабура «мечетью тахти Сулайман». Хотя сам Бабур в своем знаменитом автобиографическом трактате «Бабур наме», написанном в начале XVI века писал: «К юго-востоку от крепости стоит красивая гора, называемая Бара-Кух. На вершине этой горы султан Махмуд-хан построил худжру. Ниже ее, на выступе горы, я тоже построил, в девятьсот втором году, худжру с айваном. Хотя его худжра стояла выше моей, моя была расположена много лучше: весь город и предместья расстилались под ногами«.

Худжрой у мусульман называют келью или небольшую комнату в медресе, в которой молились и отдыхали паломники.

Наверное, пришло время исправить тексты в туристических буклетах и напомнить всем, что в этом году будет ровно 525 лет, как Бабур построил свой молельный дом. Основатель империи моголов в трактате «Бабур-наме» утверждает, что худжра была построена в 902 году по мусульманскому календарю, что по григорианскому, который мы сейчас используем, соответствует 1496 году. Таким образом в этом году у знаменитого белого домика Бабура юбилей!

К сожалению, до наших дней оригинальное здание не сохранилось, оно было разрушено в 1963 году во время антирелигиозной кампании. Тогда же у мусульманской общины Оша отобрали старинную мечеть рабат Абдулла-хана II у северного склона Сулайман горы.

Один из авторов грандиозной реконструкции Оша в 1950-1960-ые годы архитектор Леонид Куцемелов пытался спасти худжру и другие культовые сооружения Оша от разрушения, поднимая вопрос об их культурной и исторической ценности помимо религиозного характера зданий.

К сожалению, Куцемелова не послушали, почти все здания, кроме части мечети рабат Абдулла-хана II были разрушены до основания. Вопрос о реконструкции разрушенных зданий, представляющих культурную и историческую ценность, поднимался с 1980-ых годов, когда одна за другой в Оше успешно работали археологические экспедиции. Так что восстановление дома Бабура не было спонтанным решением или продиктованным интересами исключительно представителей мусульманской общины города.

Решение о восстановлении худжры Бабура было принято в 1986 году! Для ее реализации научно-исследовательским проектным бюро «Кыргызреставрация» был разработан проект, который был реализован совместно с мастерами из Бухары и Хивы.

По неведомой причине почему-то отреставрированный вариант сильно отличался от оригинала, что очень заметно, если сравнить фотографии оригинального здания и новодела. Не всем по душе пришелся обновленный вариант молельного дома Бабура, как в свое время не понравился памятник Курманжан-датке, где лошадь меньше всего была похожа на себя. А сейчас уже мало, кто помнит, как выглядела худжра до разрушения.

Реставраторам и строителям помогали всем городом, потому что восстановление дома Бабура в 1989 году объединило всех горожан. Ошане стояли цепочкой от улицы Ленина у северного склона до верхней площадке на горе, цепочкой передавая друг другу строительные материалы, воду и другие необходимые предметы для строителей. Больше такого единения горожан мы не замечали.

«После ее строительства паломники буквально наводнили гору. Помню, как мы с мамой почти каждые выходные поднимались на вершину горы, чтобы помолиться у домика Бабур. Мы сидели на скамейках, обливаясь потом, потому что там на вершине не было достаточной тени, везде толпились люди. В худжру невозможно было попасть. Позже, поступив учиться в ОшГУ помню, как мы праздновали Нооруз прямо у горы, тогда даже разрешали ставить огромные казаны для сумолека у горы, раскопки средневековой бани еще не были заросшими», — вспоминает ошанин Али.

Говорят, что у кого-то из горожан сохранились видеосъемки с этого ашара, но по неизвестным нам причинам никто из них не хочет делиться архивными видеозаписями, чтобы вспомнить, как ошане методом ашар восстанавливали худжру Бабура.

Почему же худжру Бабура называли «белым домиком»

На протяжении многих лет ошане между собой худжру Бабура называли «белым домиком» и все понимали, о каком доме идет речь. Впервые это неофициальное название худжры будущего основателя империи моголов было упомянуто в краеведческом очерке «Город Ош» за авторством Т. Айдашева.

«Во второй половине XV века на вершины горы хан Андижана султан Махмуд построил домик. Он был сооружен из смеси извести, мела и прочного кирпича. Домик белого цвета и потому был назван “Белым домиком”. Несколько позже в 1496-1497 годы Захиреддин Мухаммед Бабур тоже построил маленький домик с айваном, но он был вскоре разрушен”.

Для горожан не было особого различия между двумя худжрами, поэтому и первую, и потом вторую стали называть «белым домиком», Кстати, этот неприметный, не глянцевый очерк был выпущен в 1968 году, когда грандиозная реконструкция города была в самом разгаре! Наверное, ее цель рассказать про новый город Ош. В очерке есть абзацы с характерной для того времени лексикой.

Почему Беназир Бхутто прилетала в Ош

Первый посол Пакистана в Кыргызстане Назар Аббас специально для The Friday Times написал статью о своих первых днях в Кыргызстане, где вспомнил и про визит Беназир Бхутто в Ош. «Я работал в Австралии, когда меня назначили послом в Кыргызстан. В Канберре я пытался приобрести авиабилет до Бишкека. Только никто не знал, где находится Бишкек и как туда добраться. Мне пришлось лететь в Пакистан, а оттуда в Алматы и дальше на машине в Бишкек. Беназир Бхутто пригласили в Кыргызстан на празднование 1000-летия Манаса и кыргызская сторона напомнила, что у нас нет дипломатического представительства в Бишкеке. Мне надо было срочно открыть посольство Пакистана в Кыргызстане до прилета премьер-министра. Буквально за несколько часов до ее прилета я успел вручить верительные грамоты президенту Акаеву и мы поехали в аэропорт. Изначально в программе не было визита в Ош. Но президент Акаев настоял, чтобы мы обязательно слетали туда и увидели худжру Бабура«, — вспоминает первый посол Пакистана в КР.

Жарким июльским днем 1995 года в Оше приземлился самолет Беназир Бхутто. В окружении пакистанского премьер-министра говорили, что она в положении и якобы не будет посещать всю гору. Но, к удивлению кыргызских чиновников и под восхищенные взгляды местных экскурсоводов и журналистов она прошла всю гору!

Обычно все приезжие чиновники в сопровождении местных на машинах заезжают к музею, обходят знаменитый первый этаж и все. Даже на обзорную террасу музея не поднимаются, а тут высокопоставленная иностранная гостья решила обойти всю гору, как делают все, кто посещает Сулайман гору. За ней угрюмо шел Апас Жумагулов, тогда глава правительства КР, а Жаныш Рустенбеков. губернатор Ошской области только успевал пот вытирать со лба. Кажется, тяжелей всего ему дался подъем. Пакистанские чиновники смотрели по сторонам, ничему не удивляясь, а вот местные казалось проклинали этот день, потому что им пришлось оставить комфортные машины и пешком передвигаться. Со стороны было еще то зрелище, десятки грузных и здоровых мужчин в костюмах, управляемых женщиной в белом платке и бейсболкой.

Беназир Бхутто была в традиционном пакистанском женском наряде, только поверх платка натянула модную бейсболку и вот так пешком прошла всю гору.

Кто бывал на горе знает, что в некоторых местах южного и северного склона практически нет ступенек и там очень острые, скользкие камни. Глава пакистанского правительства достойно преодолела весь пусть, села отдохнуть только один раз у домика Бабура, прочитала молитву и спустилась вниз, где ее поджидали ошане.

«Это была нелегкая прогулка даже для крепких, опытных туристов, но Мохтарма (так посол называет Беназир Бхутто) сделала это и опередила всех членов своего окружения и большое количество хозяев. В мечети с одной комнатой премьер-министр прочитала молитву и дала 200 долларов смотрителю, аксакалу Динмухаммаду, и попросила его принести в жертву козла от ее имени и отдать ее бедным. Обратный путь вниз был другим маршрутом, и снова Мохтарма лидировала. Большая толпа, в основном женщины и дети, пела и танцевала под барабанную дробь, приветствовала ее и предлагала традиционный хлеб-соль. Затем к ней привели семь девчонок, названных в ее честь Беназир. Она была рада их видеть и попросила меня приготовить для них соответствующие подарки. Среди семи девушек была дочь кыргызского вице-премьера. Беназир Бхутто была проинформирована, что если Индира была популярным именем для девочек в советское время, то сейчас Беназир было самым популярным женским именем», — вспоминает первый посол Пакистана в Кыргызстане Назар Аббас. Для Беназир Бхутто устроили радушный прием, все присутствующие были поражены ее красотой и простодушием на фоне чопорных местных чиновников. Прямо из Оша она улетела в Исламабад.

Спустя ровно 10 лет, а точнее 7 марта 2005 года в Ош с кратким визитом прилетит президент Пакистана Первез Мушарафф, который также помимо протокольных встреч в обладминистрации пешком вместе с супругой обойдет всю гору, прочитав молитву у домика Бабура. Прямо возле худжры местные чиновники неожиданно для пакистанской делегации принесут в жертву барана на глазах удивленного пакистанского президента. А его супруга, испуганно попятиться назад к дверям худжры.

В отличие от Беназир Бхутто Первез Мушарафф не стал встречаться с ошанами у подножия, а сразу же поехал в аэропорт, вылетев оттуда прямиком домой в Пакистан. Это тоже случилось во время президентства Акаева, может быть и тут свою сыграл первый президент КР. Но факт остается фактом, и Беназир Бхутто и Первез Мушарафф почтили память Бабура и помолились с ошанами на вершине Сулайман горы.

Кстати, Беназир Бхутто в память о своей поездке посадит ель на маленьком островке посреди камней у домика Бабура. Ель благополучно засохла, а указатель еще долго стоял как немой укор рядом с засохшим деревом. Вот почему никто не предложил ей посадит миндаль или урюк, которые благополучно выжили бы в ошском климате! Кто же сажает ель на горе, где летом трава горит от летнего зноя.

Больше ни один из высокопоставленных иностранных гостей не поднимался на гору по этому маршруту, почти все ограничивались традиционным маршрутом «на машине до музея».

В Пакистане ценят все, что имеет отношение к мусульманскому периоду в истории Индостанского полуострова, особенно эпоху, связанную с империй моголов, основанную Бабуром. Пакистанцы даже свою крылатую ракету назвали в его честь Хатф-VII Бабур.

Многое, что имеет отношение к наследию Бабура находится в Индии и Афганистане. Знаменитый Тадж-Махал был построен его потомком шахом Джахана, а расцвета моголская империя достигла при Акбаре Великом, внуке Бабура. Кстати, по одной версии одним из главных архитекторов Тадж-Махала был устад Ахмад Лахаури из Горного Бадахшана, он же построил знаменитый красный форт в Дели. Индийские экскурсоводы в Агре еще упоминают турецкого зодчего эфенди Иса Мухаммеда, который принимал активное участие в строительстве Тадж-Махала. Великий Бабур согласно его завещанию похоронен в его любимом Кабуле, в саду, который сам основал.

Почему Сулайман гора, а не Бара-Кух

Айдашев в своем краеведческом очерке «Город Ош» в 1968 году со свойственной тому времени коммунистической прямотой утверждает, что «предприимчивые шейхи и муллы, превратили узгенского сановника в пророка Сулаймана, а домик андижанского хана Султан Махмуда в домик пророка Сулаймана”. Где-то с XVII века Бара-Кух стала называться Сулайман горой, и там по утверждению историков началась другая история. О ней расскажем в другой раз. И еще ряд исследователей уверены, что худжра Бабура не могла сохраниться до середины прошлого столетия,  и что, мол на фотографиях того времени на самом деле запечатлена худжра дяди Бабура султана Махмуда. Но, это уже другая история. Если вам есть, что рассказать по этой версии, напишите, нам. Давайте, вместе будем писать историю города.

Текст: IncredibleOsh

Фотографии с Беназир Бхутто из архива Бегижана Ахмедова, фотографии домика Бабура из открытых архивов. Современные фотографии худжру Бабура Эрниса Нурматова, IncredibleOsh

Поделиться ссылкой: