Ошская мастерская Урумбая Ахунова

Ошская мастерская Урумбая Ахунова

Июнь 23, 2019 Выкл. Автор IncredibleOsh

Урумбай Ахунов один из самых известных акварелистов Кыргызстана и Узбекистана. Первый профессиональный художник Оша. Во многом благодаря Ахунову в 1962 году были созданы первые мастерские Художественного фонда Киргизской ССР в Оше. Родился 21 марта 1923 года в Фергане. В 1951 году окончил среднюю школу рабочей молодежи.

«Мой отец был удивительным человеком и хорошим художником. Художественное образование он получил в кружке ИЗО искусства в Доме пионеров в Фергане. Его педагогом был высланный в Туркестан «враг народа», великолепный акварелист, выпускник училища имени барона Штинглица Петр Максимович Никифоров. Позже в Ташкенте, во время военной переподготовки в 1945 году он посещал студию Александра Волкова.

Эти знаменитые картины тоже нарисовали Урумбай и Вячеслав Ахуновы. Позже художник Валерий Табулинский на этих стенах создаст монументальные панно в технике сграфитто (многослойная штукатурка с вырезанием нужных фрагментов по сырому материалу), ставшие визитной карточкой Оша. Архивное фото из открытых источников.

Отец мог работать в любых жанрах и техниках. Настоящий универсал. От писания портрета Ленина он мог сходу переключиться на писание вывески по жести: «ЖЕСТЯНАЯ МАСТЕРСКАЯ». Он техникой «сухая кисть» рисовал Поль Робсона и испанскую коммунистку Долорес Иббарури, писал маслом портреты кыргызского акына Токтогула, делал прекрасную копию выступающего Ленина, мог на стекле вырезать различные вывески и вылепить барельеф. Он был душой кампании.

Приносил с базара дыни непременно метрового размера и прекрасно готовил плов в любых условиях, даже в московском дворе на Масловке, будучи в гостях у Семена Афанасьевича Чуйкова. Отец был редким мастером в технике акварель. Его работы хранятся в музеях, разбросанных по всему миру», — вспоминает сын художника художественный директор, куратор выставок первой частной галереи ZERO LINE Вячеслав Ахунов.

В 1949 году Урумбай Ахунов демобилизуется из армии и переезжает в Ош. Именно в Оше художественный талант Ахунова раскрывается в полную силу. Ошский период один из самых продуктивных в биографии художника. Он принимает самое активное участие в в театральных постановках, археологических экспедициях и художественном оформлении города.

Художник Урумбай Ахунов во время своего перформанса в Оше, в 1950-годы.

«Впервые в своей жизни перформанс я увидел в исполнении отца в конце 50-х годов. Он стоял в центре города с протянутой шляпой, изображая нищего, просящего подаяние. Конечно, мы не ведали в то время о том, что существует такое направление в искусстве как перформанс. Художник «дурачится», говорили, или «выкабенивается». Кто-то по достоинству оценил перформанс отца, стукнул в органы и у него некоторое время были крупные неприятности и разборки в органах. Но отпустили — не сознательный, не коммунист и единственный в городе прилично рисующий Ленина и Сталина художник. В пионеры меня приняли не 22 апреля вместе с ребятами из класса, а только осенью после того, как «дело» отца «забылось». Повязали красный галстук поверх воротника пальто возле памятника Ленину, в сквере, напротив Областного Комитета Коммунистической партии Советского Союза. В тот миг я был словно именинник — радости не было предела! Я шел по улице Сталина гордый и счастливый, одной рукой поглаживая галстук, а другой махая своим школьным портфелем. Возле ресторана «Памир» (Примечание от редакции: бывший ресторан «Памир» ориентировочно находился на месте прежнего кафе «Однажды» напротив музыкальной школы имени Чайковского) я увидел отца в окружении друзей. «В пионеры приняли?», — спросил отец. Я кивнул. «Урумбай, это дело обмыть надо!» — загалдели друзья отца. В ресторане «Памир» меня посадили на стул в полотнянном чехле, для удобства подложили портфель под задницу. Оркестр, состоящий из папиных еврейских друзей (труба-пистон — фотограф бытового комбината Яша Суткевич, аккордеон — ассистентка фотографа Суткевича, барабаны — парикмахер бытового комбината дядя Сема) сыграл туш. Ресторан «Памир» имел общую стену с магазином «Детский мир», напротив, через дорогу располагался салон «Дамское счастье» — в народе так и говорили «папин мир», «детский мир» и «мамин мир». Тарелка борща в то время стоила три рубля, а палочка шашлыка – 2 рубля 18 копеек (с 1961 года, после денежной реформы соответственно 30 копеек и 22 копейки).  Если бы не папин перформанс, последовавшие за ним события и прием в пионеры, затем вечер в ресторане «Памир», я бы никогда не вспомнил как был счастлив в день поступления в пионеры», — делится своими бесценными воспоминаниями Вячеслав Ахунов.

В 1977 году Урумбай Ахунов вернулся в Фергану, умер в 1996 году в Ташкенте.

На главной фотографии: В Доме пионеров. 1937 год, Фергана. Рядом с Урумбаем Ахуновым цифра 10, крайний слева в третьем ряду. Фотографии из семейного архива Ахуновых. При подготовке материала использованы данные из открытых источников.

Поделиться ссылкой: